хочу чтобы судьба взяла меня за волосы

Источник

Анастасия Лик - Искупление проклятьем [СИ, книги 1 и 2]

Я коснулась густых бровей Курта, погладив по щеке и недоверчиво всматриваясь в чисто белые глаза, отливающие серебром, точь-в-точь как у Каха.

Курт снова кивнул. Однако он не разговорчив, хотя новость, прямо скажем, огорошила меня и требовала как минимум объяснений. Но я птица не горда, могу и спросить, раз сам Курт ничего говорить не собирается.

- А если я откажусь? Курт? - коснулась я его руки, видя, что он не хочет отвечать? - Что если я не хочу жить в этом жарком мире, где не знают что такое душ и нормальная одежда?

- Алиса, я не стану тебе ничего объяснять, - уже уверенно сказал Курт. - Ты себя неважно чувствуешь, ложись, отдыхай, вечером поговорим.

- Можешь остаться здесь, - благосклонно кивнул Курт, словно оказывал мне великую честь, хотя в его нынешнем статусе это было именно так. Он же теперь большая шишка.

Вот и закончилась моя счастливая сказка с прекрасным принцем, - грустно вздохнула я, легла в кровать и отвернулась, почувствовав за спиной движение.

Нет, ну надо быть такой дурой! Белое платье захотела, свадьбу как нормальный человек. Да когда я была нормальной?! Вся моя жизнь сплошное недоразумение!

Решительно поднялась с кровати, нашла платье, надела его после пятнадцати минутных мучений и пошла к телепорту. Однако удобный способ передвижения, раз, и ты в другом помещении, а точнее в комнате Халлины.

- Но что изменилось, почему Курт поменял своё решение? Он же не желал возвращаться и пришёл лишь для того, чтобы увериться в том, что Ках воскрес!

- Да вы тут с ума посходили, - прошептала я, понимая хитрую задумку. Всё произошедшее вдруг стало ясным как день, и не только причины такого поступка Каха, это и без того ясно как белый день. Нет. Я осознала, как всё было на самом деле!

После нашего визита в прошлое, Ках задумал

Источник

Я нервно бегала по комнате, когда ко мне зашла бабушка. Ее улыбающееся лицо немного успокоило меня, но только на секунду. Она прошла к стулу, звеня бубенчиками, которыми было увешано ее платье, и присела на него, все так же улыбаясь.

Бабушка заменила мне и сестре мать. Отец нас любил и баловал, все делал для того, чтобы мы не чувствовали себя плохо, но иногда присутствие женщины было нам необходимо.

Мы с сестрой были поздними детьми, поэтому нас назвали Бажена, что означает «желанное дитя», и Дарина – «подаренная». Мама умерла, давая жизнь мне, и всеми нами заправляла бабушка Радмила. А папа, Беримир, занимался своими делами князя.

Так вот, сейчас бабушка Радмила присела на стул и жестом подозвала меня к себе. Я нервно крутила в руках деревянную куклу, которую для меня сделала сестра.

-Не перебивай, - ее брови сошлись на переносице, и я притихла. – Так вот, жили в то время драконы. Все их боялись, потому что, когда они появлялись, все небо заволакивало тучами, начинал дуть сильный ветер и небо становилось черным. Ураган был настолько сильным, что уносил людей. В основном молодых девушек, поэтому народ стал думать, что это драконы себе выбирали невест. Именно по изменениям в погоде люди узнавали, что прилетали драконы, и тогда быстро прятались в свои дома.

Обряд, который ты должна пройти через неделю существовал и тогда. И вот настало время девушкам отправляться на остров, чтобы любимые их нашли. Я думаю ты знаешь, что молодец может найти только ту, что его действительно любит. Остальных девушек он не увидит, даже если они будут стоять рядом с ним. – Я кивнула, и бабушка продолжила. – Была среди молодых девушек такая же как ты. Которая еще не нашла свою любовь. Она так же, как и ты, боялась острова, боялась плыть на него, потому что была уверена, что никто не приплывет за ней, ведь по-настоящему она никого не полюбила.

Когда

Источник

В зеркале отражалось лицо человеческой девушки: кожа благородного цвета слоновой кости, тёмные чарующие глаза, высокие скулы, правильной формы нос, манящие губы…

- Что ты наделал, колдун? – тихо, почти шёпотом произнесла я. А хотелось кричать – так, чтобы весь мир содрогнулся от моего плача. – Что ты со мной сделал?!

В зеркале появилось ещё одно отражение: высокого, намного выше девушки, мужчины, темнокожего, с короткими вьющимися волосами – завитки красиво падали на лоб. Раньше мне понравились бы такие волосы и такой лоб. А ещё жгучие, хищные глаза.

- Ну что же ты, Амани? – протянул мужчина низким, бархатным голосом. Точно крадущийся в низовьях Джуманы, что за Великим морем, леопард, высматривающий жертву. - Неужели тебе не нравится это тело? Ты прекрасна, моя хумай (Хумай – птица удачи, исполняющая желания. Здесь и далее прим. автора).

- Ну почему же? – улыбнулся мужчина. Тонкие холёные пальцы пробежались по тёмным гладким волосам девушки, подцепили прядь. – Ты моя. Вся.

Пальцы с волос перебрались на шею, щёки. Девушка в зеркале замерла, дрожа, во взгляде появилась мольба. И лишь глубоко, далеко за ней – откуда выглядывала настоящая я – горела ярость.

- Ну уж нет, хумай, - рассмеялся мужчина, лаская нежную кожу, и я ярко чувствовала его прикосновения – они обжигали. Сквозь ярость и мольбу пробилось удивление: обычно обжигаю я. – Мне совсем не нравится, что ты исполняешь чужие желания. А должна – только мои.

- Можешь, - шепнул мне на ухо мужчина. – Можешь, Амани. Гляди, - он мягко повернул меня за подбородок, заставляя смотреть в сторону окна. – Скоро солнце сядет. Ночью, когда твоё превращение закончится, я овладею этим телом. И тогда ты, хумай, будешь петь только для меня.

Ифрит (Ифрит – джины, живущие под землёй и чаще всего появляющиеся в виде огня) в облике девушки-служанки подбежала ко мне, лепеча:

Источник

– Согласись, я не совал нос в твои дела. Я не мешал тебе сходить с ума, орать на все, что движется, и хандрить. Ты не думаешь, что мне пора уже хоть что-нибудь узнать? Что случилось, когда ты поехал в Алабаму? Что-то же должно было там случиться. Ты вернулся другим.

Я любил Гранта как брата, но даже речи не могло быть о том, чтобы я рассказал ему о той ночи в отеле с Блэр. Она страдала, а я был в отчаянии.

– Я не хочу говорить об этом. Но я точно хочу уйти отсюда. Не могу больше сидеть здесь, пялиться на эти стены и вспоминать ее… Да, пойдем, – сказал я и встал.

Звонок в дверь остановил нас обоих. Когда в последний раз у меня был незваный гость, все закончилось плохо. Это вполне могли быть копы – пришли арестовать меня за нанесение побоев Кейну. Как ни странно, мне было наплевать. Я ничего не чувствовал.

Я снова сел на диван и положил ноги на кофейный столик. Мама ненавидела, когда я клал ноги именно на этот столик. Она купила его в одном из своих международных шоп-туров и распорядилась, чтобы его доставили в мой дом. Я внезапно почувствовал укол вины за то, что не позвонил ей, но быстро с этим справился. Всю свою жизнь я один заботился о ее дочери. Я делал все, чтобы эта женщина была счастлива, но теперь, со всем ее дерьмом, она не могла на это рассчитывать.

Грант отступил в сторону, пропуская Джейса в дом. Я не стал подниматься с дивана. Я хотел, чтобы он ушел. Глядя на него, я вспоминал о Бети, а Бети напоминала мне о Блэр. Джейс должен был уйти.

– Дружище, мне кажется, сегодня не самый лучший день для разговоров с ним. – Грант встал перед Джейсом и выразительно посмотрел на меня. – Давай, мы выдвигаемся. Джейс еще успеет тебе исповедаться.

универ как кузя покрасил волосы
При использовании Internet Explorer 6, 7, 8 возможна некорректная и медленная работа сайта, часть функционала может быть недоступна. Настоятельно Вам рекомендуем выбрать и установить любой из современных браузеров. Это бесплат

Джейс с тревогой взглянул на Гранта, потом снова посмотрел на меня. Он прошел в комнату и сел в кресло, которое стояло дальше остальных от дивана. Я наблюдал за тем, как Джейс

Источник

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Я благодарна своему мужу Кейну, который, пока я писала эту книгу (и все другие книги тоже), терпел беспорядок в доме, нехватку чистой одежды и перепады моего настроения.

Благодарна своим драгоценным детям, которые питались хот-догами, пиццей и кукурузными хлопьями, потому что я запиралась у себя в кабинете и писала эту книгу. Обещаю наготовить им много вкусной горячей еды.

Спасибо Элизабет Рис, Отумн Халл и Коллин Гувер за то, что они читали и критиковали этот роман. Благодарю вас за помощь, дорогие мои!

Спасибо Саре Хансен, которая придумала для американского издания книги такую чудесную обложку. Сара замечательный друг. Я люблю ее. А еще с ней всегда можно отлично провести время. Поверьте, я знаю.

Джейн Дистел – самый крутой агент в литературном мире. Я ее обожаю. Да, вот так просто. А еще огромное спасибо моему агенту по иностранным правам Лорен Абрамо, она проделывает невероятную работу, чтобы распространить мои книги по всему миру. Она – бриллиант чистой воды.

Кто-то один раз стукнул в дверь и, не дожидаясь ответа, тихо прошел в комнату. У меня заранее от жалости ныло сердце. Мама уже звонила по пути домой, она рассказала о том, что сделала, и заявила, что теперь ей просто необходимо выпить пару коктейлей с друзьями, чтобы снять стресс. В нашей семье обязанность успокаивать Нэн лежала на мне. Мама не могла справиться с такой трудной задачей. Ну, или так она сказала по телефону.

ринфолтил наносить на сухие или влажные волосы
Сайт отзывов о медицине: на данной странице вы можете оставить отзыв о РИНФОЛТИЛ. На сайте также предоставлена актуальная цена на РИНФОЛТИЛ и инструкция по применению. Не забывайте, что перед испол

Я сидел в бинбэге в углу комнаты – там было мое укромное местечко. В этом доме без своего тайного места никак не обойтись. Есл

Источник

А ведь казалось, что у нас потихоньку все налаживается, и вот на тебе! Испортил все своим криком. Так на меня орать! Да он даже на прислугу так не орет, как только что на меня. Да еще и при посторонних!

И так мне обидно стало, что я вылетела из кухни, пытаясь скрыть слезы, уже подступившие к глазам и потоком хлынувшие, едва я выскочила на крыльцо.

Не обращая внимания на стражников, уставившихся на ревущую меня, быстро спустилась вниз по ступенькам и пошла по дорожке, стараясь унять льющиеся слезы.

Я, вообще, – не любитель устраивать истерики со слезами и плачу очень редко. Что меня сейчас-то так проняло? Почему я реву и остановиться не могу? Настроение – хуже некуда. Таких перепадов от плохого к хорошему и наоборот у меня еще никогда не было. Настроение меняется, как октябрьская погода. Вот за что он на меня так накричал? Я что, за двор ушла или охрану с собой не взяла?

Ну вот, опять орет! Мне что, отчитываться за каждое свое движение, или как? По инерции сделала еще несколько шагов и остановилась, ожидая, пока муж подойдет. Вытащила из рукава платочек, вытерла лицо, подняла глаза и попятилась назад, потом быстро оглянулась.

Оказалось, что я, действительно, и охрану не взяла, и за двор ушла. Приблизительно метров на пять отдалилась от главных ворот, у которых сейчас стояли пятеро напряженных стражников. Они держали наизготовку оружие и направляли его в сторону густого кустарника, обрамляющего подъездную дорогу ко дворцу.

А там, метрах в пятнадцати от меня, и было то, что заставило меня пятиться назад, под защиту суровых мужчин, охраняющих дворец. Огромный черный волк, сверкая желтыми глазами, припал на передние лапы и оскалил пасть.

Я была уверена, что причинить мне какой-либо вред волк не успеет, но все равно было страшно. Если он попытается напасть, охранники немедленно отреагируют, и по любому кто-то из них попаде

Источник